Они были врагами

Свидетельство из газеты «Доброе Слово для тебя» (№7, 2016 год)

На Божьих условиях

Вячеслав Дрожжачих (г. Ижевск)

У бабушки в деревне, куда я приезжал на лето, все ребятишки бегали с крестиками, и я тоже хотел крестик, но мне говорили «нельзя», так как я не был крещён, да и отец был против. Хотя неосознанно я и тянулся к Богу, но жизнь с самого детства вёл такую, что меня посадили в тюрьму для малолеток.

Как будто не в тюрьме

Впервые осознанно я услышал о Боге, находясь в исправительно-трудовой колонии, что в посёлке Ягул. Туда приехали верующие, а нам сказали – секта. А на зоне лишь бы из клетки вырваться. Вот я и пошёл. Все встанут, запоют песню под гитару, а я – сидел, даже шапку не снимал.

Потом, когда второй раз объявили в зоне, что приехали верующие, я подумал: «Опять секта…» Но вспомнил, что, когда был у них на собрании, мне было как-то спокойно на сердце, как будто и не в тюрьме… И я снова пошёл. Опять не снимал шапку, опять упорно сидел, когда все вставали. Наблюдал. Но внутри снова стало спокойно.

Ещё один шанс

Когда меня посадили в очередной раз, даже не знаю, который по счёту, в камере один человек читал молитву, написанную на руке. Я тоже написал её и читал. Я был виновен сразу по нескольким статьям, и меня без конца возили на суд. Но когда на восьмой раз меня привезли и прямо в зале суда… освободили, я чуть не упал от изумления! Мне был дан ещё один шанс.

Но я им не воспользовался. Хотя я и обещал Богу, что если меня освободят из зала суда, то я прекращу воровать, но опять начал, и даже больше прежнего. Снова попался, и уже дали по полной… Из-за своего непослушания постоянно сидел в изоляторах, а там – сыро, ну и заболел туберкулёзом. А как чахоточный имел поблажки, ходил без дела и размышлял: «Вот верующий в очках учил: всегда благодарите Бога за всё. Ну что ж, спасибо Тебе, Бог. А за что? За то, что я в тюрьме? Ну ладно, спасибо. За то, что болею? – спасибо». А вот просить-то я умел, и просил, не стеснялся. Хоть и был непослушным, но просил, чтобы администрация зоны была ко мне снисходительна.

Одевайся!

В 2000-м году вышла амнистия, и мы все мечтали хотя бы раз по амнистии освободиться! И я взялся просить у Бога: «Дай мне по амнистии освобождение! По-разному Ты меня освобождал, но вот по амнистии – не было».

Вышла поправка, чтобы амнистировать туберкулёзных больных, а нас таких – целый отряд. Но я не унимался, молился, ведь нарушений-то за мной числилось ой как много!

И вышла другая поправка – амнистировать тех, кому осталось сидеть меньше года, и не важно, нарушитель он или нет. Я опять за молитву, чтобы мне засчитали те три дня, которые я в камере предварительного заключения пробыл (их порой не засчитывают), мне же не хватало одного дня до года… Команда: «Одевайся!» и в чём есть, прямо с биркой, на выход! Вот так и освободился!

Опять не понял

Но я опять ничего не понял. Опять начал пьяную жизнь. Что только не употреблял! До такой степени себя довел, что уже ноги не ходили, все в язвах. Лежа в каком-то подвале, думал, сдохнуть бы! Вдруг ночью (я знал, что это БОГ!) меня поднял! Я встал – и ушёл из того подвала. Шёл долго, а утром пришёл в больницу, где меня положили.

А я опять ничего не понял и взялся за старое. Меня искали и милиция, и группировка, а я лежал дома, под одеялом телевизор смотрел, со страха от всех прятался. Вот оттуда, из-под одеяла, меня и увезли в ребцентр. Полуживой, я бодрился, мол, отойду там немного и снова уйду. Но у Бога, Который столько раз помогал мне, были другие планы!

А ты хочешь?

Если ты приходишь в Божье место, то приходишь на Божьих условиях, не на своих. Там я подписался, что не буду курить, пить и остальное, хотя у меня и курево, и наркотики были с собой. И конечно, я не сдержался…

Там за одно нарушение выгоняли, а я попался четыре раза! С вещами я пошёл к служителю, чтобы покаяться, а он меня спросил: «А ты хочешь уйти?» К тому времени я уже понял, что такое братолюбие, церковь, и это не то, что «съешь ближнего, чтобы он не съел тебя», а истинно любовь к ближнему, потому сказал: «Неохота». Тогда он предложил помолиться молитвой покаяния. Я думал, чего не помолиться? Повторил молитву за служителем. «А теперь, – говорит он, – пообещай Богу и мне, что ты курить не будешь». Вот тут я “попал”, потому что по понятиям зоны, да и по Библии, оказывается, «лучше не обещать, чем обещать и не сделать». Я минут двадцать стоял, молча, и… пообещал. И вытерпел. Помнил: «Бог терпел и нам велел». Так Бог мне помог и в этот раз.

Как у младенца

Когда я находился в реабилитационном центре «Новая жизнь», Бог исцелил меня от туберкулёза. Я даже не заметил, как – столько там было чудес! Пришёл на рентген – а у меня лёгкие, как у младенца! Также Бог исцелил мне желудок, поясницу. Мне так в поясницу стреляло, что я просто падал, падал прямо в снег. Теперь сам над собой смеюсь.

Я хотел заключить завет с Богом – принять водное крещение, и понимал, что это очень ответственно, что после этого даже думать плохо о брате не должен, но пока это у меня не получалось, и потому отказывался от водного крещения. Но очень хотел!

Однажды все уехали, а я остался охранять и всё ходил и молился: «Господи, я хочу завет заключить, но не могу, так как у меня мысли не те, в мыслях грешу». И пришёл ответ от Бога: «Ты же, когда сидел, то что тебе скажет вор в законе, ты это делал, не рассуждал. А Я ведь Сам водное крещение принял». Понял я, что раз теперь мой авторитет не вор в законе, а Сам Господь Иисус, то надо принимать крещение, не откладывать! И я это сделал!

Тут оставите?

После реабилитационного центра думал, куда мне идти? В старую жизнь возвращаться не хотел. Вот и попросил их: «Вы меня тут оставите? Я вам хоть в кочегарке буду топить». И меня оставили. А потом закончил библейский институт и стал служить таким же, каким был я в городе Сарапул. Женился. И у меня сейчас всё просто замечательно!

И мне очень хочется сказать, что Бог призывает всех, Он ищет всех, но от нашего выбора зависит, где и с кем мы будем. Посмотрите на мою жизнь, на эту разницу жизни с Богом и без Бога, и примите Его приглашение, чтоб обрести счастливую жизнь здесь на земле и в вечности!

 ———————————————————————————————-

 

Остался живым

Сергей Широбоков (Удмуртия)


 

Я был душой пьяных компаний, и не только. Кто-то таких любит, а кто-то на них ставит точку, как и на мне: «пропащий алкаш», так как к 37 годам я был уже законченным алкоголиком, но где люди ставят точку, там Бог ставит запятую, и начинается новая жизнь!

Я вырос в многодетной семье, где из семерых детей на сегодняшний день в живых остался я один, пятеро погибли от алкоголя. Меня ждала эта же участь.

 

Такая среда…

Я работал в исправительной системе. Это колонии, следственные изоляторы, тюрьмы. Начинал в колонии строгого режима, а заканчивал в следственном изоляторе. Надо сказать, что в следственном изоляторе содержатся все: от малолетних преступников и женщин, преступивших закон, до тех, кому объявлена исключительная мера наказания. Вот в такой среде я служил…

И хотя у меня была семья: жена, дети, я был алкоголиком. Это страшный недуг. Это тяжело как для самого пьющего, так и для родных. Соседи считали, что меня исправит только могила.

На тридцатый день

Моя жена заболела раком. Её положили на операцию, чтобы удалить часть желудка, а я взял отпуск и … ни разу её не посетил. Я ушёл в запой. Каждый день я заливал в себя по 1,5-2 литра водки! Пил один, чтобы на службе не узнали.

И вот на тридцатый день запоя взял стакан, открыл бутылку, начал наливать – а руки тряслись так, что вся водка мимо стакана. Стало жалко водку. Взял широкую железную кружку. А руки так тряслись, что не мог поймать бутылку. Прижал руки к себе и двумя руками наполнил кружку – теперь не мог поймать и кружку. Руки сложил, поймал кружку, поднёс к губам, немножко глотнул… И тут водка во рту остановилась, не идёт. Глотаю, а она не идёт. Пальцем толкаю – а она не идёт. «Ну, всё! – щёлкнуло в голове. – Допился ты, парень, теперь тебе конец!»

Тебе тяжело?

Сел на диван, хорошо понимая, что это всё, что никто больше не поможет, даже опохмелиться невозможно. Оставалось только одно: с разбегу головой об стенку, чтобы сразу решить все свои проблемы. Но вдруг вспомнил, что на первом этаже живёт женщина, и что она ходит в какую-то церковь. Думаю, дай схожу к ней. Дверь была открыта, она на кухне мыла посуду. Увидев меня, месяц небритого и опухшего, она испугалась: «Уходи отсюда, я тебе ничего не дам!» Я развернулся и ушёл.

Снова сел на диван, думая, что пора заканчивать свою жизнь, так как нет никакого облегчения, нет сил ни ходить, ни стоять, ни сидеть, ни лежать, еда не идёт, выходит только желчь… Помощи ждать неоткуда. Вдруг заходят четыре женщины, верующие. Садятся рядышком со мной. «Серёжа, тебе тяжело? Давай мы помолимся за тебя?» Я согласился.

Встал на колени и стал механически повторять их слова. Поднял, как они, руки, но они быстро устали, и хотел их опустить, а они не опускаются, словно Кто-то их держит! Догадался – что-то сверхъестественное со мной происходит. Тут я взбодрился и начал повторять их молитвы осмысленно. Плача, упал на пол… не знаю, сколько я так пролежал…

Можно!

Женщины меня подняли, посадили на диван. Я почувствовал лёгкость, нигде ничего не болит, всё хорошо, всё прекрасно! Я тогда понял, что Бог – есть! Одна из женщин написала мне молитву, велела прочесть её и лечь спать. На прощанье спросили: «Можно мы к тебе завтра утром придём?» – «Можно». Они ушли. Я прочёл молитву и крепко заснул, впервые за весь месяц запоя.

Проснувшись, подошел к окну – там люди ходят, улыбаются, небо какое-то необыкновенное, снег такой красивый… Пришли мои вчерашние молитвенницы. «Как дела?» – «Отлично, давайте чай попьём». Они сидят, радуются. «Давай, Серёжа, мы за тебя помолимся!» – «Давайте». Склонили колени прямо на кухне, помолились. «Можно мы вечером к тебе придём?» – «Можно!»

Рядышком

Они ушли, а в душе благодать, сердце поёт, ничего не болит. Я побрился, наодеколонился, поехал к жене в больницу. Увидев меня, она не поверила своим глазам: «Что с тобой случилось?» – «Женщины приходили ко мне, помолились, в воскресенье приглашают в церковь на покаяние». – «Я с тобой пойду!»

Это было в 1995 году. Она выписалась из больницы, и в воскресенье мы пошли в церковь. Сели рядышком. Пастор читал проповедь, а в ней всё обо мне, о моей жизни. Сидел, стесняясь, украдкой вытирая слёзы. Когда призвали к покаянию, мы с женой побежали, упали на колени и покаялись перед Богом за всю свою безбожную жизнь, за все свои грехи. И Господь простил нас обоих и освободил меня!

У нас всё хорошо!

Через два года, разбирая вещи жены после её смерти, я нашёл толстую ученическую тетрадь, всю исписанную молитвами. Оказывается, все годы, что я пил, она за меня молилась…

Потом я снова женился, и мы с женой вместе служим Господу! У нас счастливая жизнь с Ним! У нас всё хорошо!

 

 
© 2018 - Доброе Слово